Make your own free website on Tripod.com

Телесюжет для небольшого рассказа: Ле Пен & Шуламит Алони

 

Для советских(в прошлом) стариков российское и израильское телевидение составляет очень важную часть жизни. Российские каналы поставляют развлечения порой очень высокого качества, особенно в последнее время. И израильские транслируют бесконечносерийный абсурдистский триллер. Слабый иврит, пожалуй, добавляет занимательности, усложняет интригу, потому что часто ситуация истолковывается неточно.

Пару лет назад меня вдруг одолела сладкая газетная отрава. И спустя какое-то время редактор израильской газеты на русском языке, которая чаще всего печатала мои нетленки, обнаружил, что ряд сюжетов так или иначе связан с телевидением. Он снабдил очередной текст заставкой, где автор изображен со спицами в руках, сматывающим с экрана в клубок строчки телевизионной развертки. Выразительная метафора ...

Нижеследующая история связана из телевпечатлений нескольких лет.

 

Фашист Ле Пен. В конце апреля прошлого 2002 года информационные каналы раскалились: во второй тур на выборах президента Франции прошел лидер крайне правой Ле Пен. Националист Ле Пен и в то же время враг наших врагов, которые устраивают во Франции погромы, жгут, взрывают синагоги и общинные детские учереждения, убивают людей, призывают к уничтожению Израиля. Антисемит Ле Пен, который 15 лет назад публично заявил, примерно, следующее: Катастрофа евреев есть исторический эпизод, принадлежащий прошлому. Я стал вспоминать, кто вел подобные речи на Земле Обетованной, и они, эти речи, в отличие от французских, в общем, не вызвали местных информационных бурь.

 

Настоящий полковник. Сперва мне припомнился отставной полковник Паиль представитель лагеря мира, который несколько лет назад в передаче Новый вечер полемизировал с доктором истории в кипе. Паиль начал с того, что отказался сидеть за одним столом с оппонентом. Доктор в кипе вразумительно и вежливо изложил свои аргументы и удалился из кадра. Паиль же вел себя по-хамски, объясняя, главным образом, почему он не желает находиться в кадре вместе с фашистом и самозванцем, который никакой не доктор. Пришлось оппоненту в кипе вернуться в кадр и предъявить в подтверждение своих академических регалий тему диссертации, дату защиты и имена принимавших работу профессоров. Ну, ладно, - простил сам себя Паиль, - а какой университет присвоил тебе третью степень?. Бар Илан. На что Паиль намекнул, что это плохой и слабый университет. И на этом полемика, собственно, завершилась.

(Прошло некоторое время после описанного эфира. В Израиле объявился филиал хорошего университета Латвийского. В нем за 5 лет несколько тысяч госслужащих, учителей, профсоюзников, почти все номенклатурно-квиютные представители левого лагеря, приобрели научные степени по гуманитарным специальностям т.н. бесконтактным способом. Таким образом магистры рижского розлива получили возможность доить государство, получая за ученость положенные по закону надбавки).

Описанный выше диалог демонстрирует принятый левыми способ полемики, их демократичность, их приверженность свободе вообще и академической свободе, в частности. Но прямой аналогии по нашей теме здесь не было.

 

Нацистов можно понять. Продолжив, как поется в русском романсе, пробуждать воспоминанья минувших дней, я припомнил еще одну передачу с ведущим Даном Маргалитом. Он через пару лет свел в студии некоего религиозного деятеля и страшно светского, очень левого скульптора Тумаркина. Не помню точно предмета спора, но ясно учуял ненависть скульптора к религиозным евреям. Он сказал: Глядя на вас, на то, как вы плодитесь и не работаете, на ваш внешний вид лапсердаки и пейсы начинаешь понимать немцев(или Гитлера, или гитлеровцев). Тумаркина его левые товарищи даже не пожурили, лишь сказали: Что с него возьмешь, творческий человек занесло. Вот по поводу французского антисемита, который высказался послабее, пошуметь надо. А идеологически близкого, своего надо выручать. И замолчали инцидент.

Все-же Тумаркин - не та фигура. Что-то было еще

 

Всесветная Шуламит. Меня выручило, спасибо ему, наше родное левое телевидение. Через несколько дней после скандала во Франции ведущий передачи 71/2 Ахимеир с пристратием допрашивал проф. Зарицкого - представителя сорока ученых, которые призвали беер-шевский ректорат не давать университетскую трибуну пресловутому Йоси Бейлину для лекции на тему иудаизма. Это человек, - сказал проф. Зарицкий, - который развалил свою партию, который разрушает страну, теперь хочет заняться иудаизмом. Хватит! Как инциатора процесса, приведшего страну в настоящее положение, его следует предать суду. (Последняя фраза мне почудилась? Неужто благодаря слабому ивриту я услышал то, что хотел услышать?)

Г-н Ахимеир в осознании собственного благородства и приверженности высоким демократическим ценностям вещал об академической свободе и свободе слова вообще, приписывал профессорам тоталитарное мышление. А в помощь себе он призвал о господи, как же я про нее забыл госпожу Алони. На израильской политической сцене действует несколько персонажей, слушать которых по телевизору мне вредно. Не буду перечислять медицинские характеристики, которые в это время зашкаливают. А вот тройку лидеров укажу: Бронфман, Тиби, Алони. По указанной причине я не могу комментировать ее выступление каюсь, тоталитарен как репатриант из СССР.

Но я хорошо запомнил, как эта дама, пребывая в должности министра просвещения, свернула программу посещения израильскими школьниками лагерей уничтожения в Польше. Она говорила, что следует оставить память о катастрофе прошлому. Она говорила, что посещения лагерей воспитывают молодежь в духе национализма.

Вот так. Получается: то, что Ле Пену запрещено, Шуламит Алони - дозволено

По публикации в газете Новости недели, 2.5.2002

Zkovalc.doc